2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004 2003 2002 2001 2000 1999 1998 1997 1996 1995 1994

Участники фестиваля

Александр Орлов

(живопись)

Россия

АЛЕКСАНДР ОРЛОВ
(1922 – 2001)

Маленькая планета большого мастера


Твоя роза так дорога тебе потому,
что ты отдавал ей все твои дни.

Антуан де Сент-Экзюпери. Маленький принц.

Миром овладела
синяя весна

Владимир Луговской


На юбилейном XV Фестивале «Арт-ноябрь» москвичам представляется возможность познакомиться с наследием Александра Николаевича Орлова – удивительного живописца, всю жизнь творившего под звон колоколов Сергиево-Посадской Лавры.

Первая встреча с творчеством мастера состоялась ранней весной 2005 года. Несколько этюдных работ и карандашных рисунков художника, привезенных дочерьми Орлова – Любовью Шитовой и Верой Алымовой – сразу, что называется, «взяли в полон». Камерного формата написанные пастозно маслом на картоне аллеи, яблони в цвету, березовые рощи выдавали руку настоящего мастера: ветер гулял по верхушкам деревьев, тропинка между березами так и звала куда-то вдаль, легко и свободно дышалось зимним морозным воздухом …

Если о писателях и поэтах, которым не удается публиковаться, принято говорить, что они «пишут в стол», то о художниках, которым не удается выставляться, вполне можно сказать, что они пишут «в стену» или «к стене». Долгие годы лишь узкий круг родных, друзей и самоотверженных почитателей спасал полотна Орлова от тихого умирания – огромное им спасибо, ибо благодаря им и только им картины мастера сегодня чутко раскрываются навстречу зрителям и живут полноценной жизнью, давая пищу и сердцу, и уму…

Всю свою достаточно долгую жизнь в искусстве этот удивительный художник существовал между двумя полюсами: мощной интуитивностью (иными словами, яркой импульсивной индивидуальностью) и естественной философичностью (довольно редкий случай для художника: ведь немногие из них получили, как Эрнст Неизвестный, добротное философское образование!), т.е. непреодолимой тягой к обобщенному и обобщающему взгляду на мир, который запечатлевается на полотне. Логика креативного развития вела Орлова от фигуративной живописи к абстракции и затем от абстракции вновь к фигуративу, всякий раз с сохранением целостного мировосприятия, в основе которого лежал исключительно личный опыт двадцатиминутного прочувствованного озарения, случившегося с ним в 1949 году в натурном классе Московского института прикладного и декоративного искусства. Вот как спустя полвека, уже на излете земного пути, когда, как сказал Борис Пастернак, «…книга жизни подошла к странице, которая дороже всех святынь», описывает это событие художник: «Света направленного ниоткуда не было. Свет был как бы изнутри всех предметов и самого себя. Люди и предметы виделись одновременно со всех наружных и внутренних сторон. Словно он [свет – прим. авт.] стал всем. Но это не было анатомическое видение. Я видел крупными планами; формы предметов и их отношений в единстве… Я как Бог видел» (Диктофонная запись бесед с А.Н.Орловым, сделанная в 2001 году). Между тем роль таких во многом мистических явлений в жизни художника невозможно переоценить, даже если он совсем не искал их: не «играл в бисер», не предавался медитациям или другим психотехническим практикам.

Одному ему присущее самоощущение себя в искусстве и искусства в себе привели Орлова к интенсивным креативным поискам СИМВОЛА. Эти поиски удивительным образом соотносятся с парадигмой М.Бахтина, который определял это следующим образом: «Содержание подлинного символа через опосредствованные смысловые сцепления соотнесено с идеей мировой целокупности, с полнотой космического и человеческого универсума. У мира есть смысл, т.е. как у Пастернака «образ мира, в слове явленный», а у Орлова – продолжим поэтическую метафору – «образ мира, явленный в цвете и форме».

Эволюция творческого освоения и осмысления самостоятельного опыта создания произведений искусства вела Орлова от реалистического мировосприятия и реалистического письма (в основном в жанре пейзажа) к абстрактным построениям – многочисленным композициям, в которых он «отрабатывал», «настраивал» и вновь «перенастраивал» свое и зрительское восприятие резких цветовых сочетаний и практически ахроматических схем, постепенно приближаясь к заветному, заключительному – «своему голубо-синему».

В 1980-е годы Орлов начинает с упоением писать розы, розы и еще раз розы, при этом все более и более удаляясь от их натуралистического изображения. Его видение поначалу еще немного «играет» в кубизм, однако только для того, чтобы затем придти к абстракции и вывести образ всем знакомого роскошного цветка в поистине космические дали. Так Орлов нашел свою Розу. Искусствовед Олег Торчинский в статье о творчестве художника провел очень точную параллель Розы Орлова с Розой Мира Даниила Андреева.

При этом трепет, с которым мастер «взращивал» свою белую-красную-желтую-синюю-черную Розу на многочисленных холстах, роднит его и с Маленьким Принцем (не зря он всю жизнь проработал художником на Загорской фабрике игрушек!).

Александр Орлов – как и любимый одинаково детьми и взрослыми герой Сент-Экзюпери – не стремился к вселенским масштабам всеобщего узнавания и признания. Он рано понял, что каждому из нас по-настоящему хорошо и уютно жить на нами же созданном и обихоженном пространстве – маленькой планете или совсем небольшом астероиде, под куполом вселенской синевы, где нашим выстраданным мыслям и чувствам вольготно и просторно…

Натэлла Войскунская
Арт-директор Фестиваля, директор Фонда «Грани»,
ответственный секретарь журнала «Третьяковская галерея»


Все участники фестиваля
Партнеры
Информационные партнеры