2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004 2003 2002 2001 2000 1999 1998 1997 1996 1995 1994

Участники фестиваля

Александр Драговой

(живопись, графика)

Россия

Читателям работы Александра Драгового знакомы прежде всего по иллюстрациям к самому первому изданию "Московской саги" Василия Аксенова и множеству других произведений художественной литературы, по серийному оформлению "Библиотеки истории культуры" или многотомной "Православной энциклопедии". Любителям изобразительного искусства Александр Драговой известен по многочисленным групповым и персональным выставкам. В них он предстает склонным к импровизации сложившимся художником со всегда узнаваемым творческим почерком. Его предельно обостренное миро- и цвето-ощущение создает мощное силовое поле, как магнит притягивающее зрителей.

Александр Драговой мыслит сериями и циклами: многочастные композиции для него – это расширение пространства свободы творческого выражения. После знаменитого ветхозаветного "Иова" появился пентаптих "Вечер" – авторский вариант новозаветной Тайной Вечери. Нельзя не обратить внимание на примененные в пентаптихе технические средства решения художественных задач: Александр Драговой избрал эффектный при всей своей неброскости стиль живописной недосказанности и недописанности, если не прямой пустоты – особенно мастерски у него "работает" белый не-цвет.

От "Иова" к "Вечеру" – таков путь креативного развития Александра Драгового. Художник задает вопросы – скорее всего, самому себе. И делает попытку ответить на них – скорее всего, опять же самому себе. Вечные вопросы – они потому и вечные, что никому не дано предложить окончательный ответ.

Земная жизнь, земные люди и их дела живописуются художником с почти религиозной трепетностью, возвышающей нас над земным и греховным. При этом А.Драговой счастливо избегает назидательной прямолинейности – он оставляет за зрителем право увидеть то, что ему, зрителю, видится или что он, зритель, готов понять и принять. Художник как бы подвергает испытанию зрительские интерес и воображение: зрителю не предлагаются никакие многозначительные подсказки, ибо названия работ нарочито непритязательны. Потому одни увидят в "Пути" или в "Путнике" смертельно усталого переживающего внутреннюю трагедию человека (Ecce Homo), а другие непременно прочтут картину как "Голгофу". Столь же полисемантичен пентаптих "Вечер", да и многие другие работы художника.

У каждой картины – свой "персонаж бессмертный", своя мелодия.

Александр Драговой уверенно ведет тему и в серии "Аллеи". Это тема дороги, пути по задуманному художником и при этом, кажется, заданному свыше маршруту. Деревья тянут ветви друг к другу, чтобы сомкнуться и образовать некое арочное защитное пространство над дорогой, по которой неминуемо нужно прошествовать, ведь Дорогу Судьбы не обойти, не миновать... На выставке представлены и две новые, написанные в этом году специально для фестиваля "Арт-ноябрь" серии: "Пир" и "Приглашенные". И вновь художник преподносит зрителю визуальную метафору. Лица "приглашенных", их "говорящие" жесты могут читаться и как "Последний пир", как "Последний ужин", если отталкиваться от англоязычной версии ("Last Supper" - "Тайная вечеря"). Художнику, как всегда, удается сохранить баланс между завершенностью и недосказанностью, между лиризмом и трагичностью.

Объединение двух серий в одном поле зрения способствует созданию эффекта паззла – как будто одну картину нарезали на равновеликие (то есть одинаково и притом по-своему великие) прямоугольники, каждый из которых визуализует определенную для него часть большого полотна. Мастерски написанные натюрморты "складываются" в богатый пиршественный стол, вокруг которого "собираются" приглашенные. В качестве нечасто встречающейся у Драгового подсказки к адекватному восприятию этих работ-паззлов служат коллажи – вырезки из газет и журналов. Взгляд невольно останавливается то на дате – 1917, то на слове "крест" (весьма вероятно, из рекламы сети магазинов "Перекресток"), а слово "начало" и слово "исцеление" прочитываются как одно целое. Не в таком ли нравственном и физическом исцелении – начало всех начал?..

Пишет ли художник пейзажи, натюрморты или жанровые сцены – везде и повсюду он взыскует ответа на один-единственный вопрос: "Как?". Как сложились красота и гармония Земли и Вселенной? Как соткан человек со всеми его очевидными противоречиями? Как протекает и куда проистекает наша жизнь? Вот и все многообразие творческих усилий Александра Драгового сводится по сути к написанию ОДНОЙ картины, вбирающей в себя Время и Место, точка пересечения коих – начало начал, вожделенный момент исцеления измученной души настоящим высоким искусством.

Александр Драговой современен в том смысле, как понимала это Марина Цветаева, говоря: "Современность в искусстве есть воздействие лучших на лучших..."

Все участники фестиваля
Партнеры
Информационные партнеры